Чем Евросоюзу не угодила российская сталь?

metallurgiyaВ конце января 2017 г. Министерство экономического развития России обжаловало в Суде Всемирной торговой организации (ВТО) введение органами ЕС антидемпинговых пошлин в отношении российской холоднокатаной стали.

Российские металлурги давно ожидали официальной реакции на введение санкций. Впрочем, Европейскую комиссию вряд ли удивит, что вводимые ею ограничительные меры встречают сопротивление.Сталь стала очередным фронтом напряженности между Россией и Западом. С 2014г. Европейский союз неоднократно вводил или ужесточал антидемпинговые меры в отношении российской промышленности – в том же Суде ВТО с 2015г. рассматривается иск России в отношении сварных труб и нитрата аммония.

Пока на запретительные меры российская сторона ответила введением утилизационного сбора на ввозимые автомобили, повышением пошлин на импорт холодильников, пальмового масла и др.

Данный шаг дополняет перечень антидемпинговых мер в отношении российских поставок нитрата аммония, бесшовных труб, феррокремния, сварных труб, фитингов для труб и др. и укрепляет Европейский союз на первом месте в списке политических образований, применяющих торговые ограничения в отношении России.

Турция тоже задумывалась о вводе антидемпинговых пошлин в отношении металлургической продукции России на пике российско-турецкой конфронтации в первой половине 2016 г. К счастью, в итоге стороны смогли разрешить все принципиальные вопросы, и Министерство экономики Турции не стало вводить антидемпинговые пошлины. Однако с Европейским союзом России предстоит долгое и вялотекущее выяснение отношений, так как в среднем судебные разбирательства в Суде ВТО занимают 2-3 года.

Кто виноват?

Расследование Европейской комиссии началось в мае 2015 г., после того как организация Eurofer, инкорпорирующая в себя сталелитейные ассоциации стран-членов Европейского союза, подала жалобу в органы ЕС на демпинговый характер поставок стали из Российской Федерации и Китая. В феврале 2016 г. последовали предварительные меры в виде устанавливаемых на полугодовой период заградительных пошлин (в интервале 19,8%-26,2%), а в августе 2016 г. антидемпинговые пошлины были повышены и утверждены на срок в пять лет.

Примечательно, что уровень антидемпинговых пошлин отражает объемы поставок холоднокатаной стали на европейские рынки: наибольшие были установлены в отношении Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) – 36,1%, затем следует «Северсталь» – 34% и Магниторский металлургический комбинат (ММК) – 18,7%.

Экспорт НЛМК холоднокатаного проката в страны ЕС в 2015 г. составлял порядка 350 тыс.тонн, «Северстали» – 250 тыс. тонн, ММК – порядка 100 тыс.тонн.

Более того, указанные российские компании должны даже ретроспективно доплатить разницу в пошлинах, возникшую в феврале-августе 2016 г. Таким образом, продолжать поставки российской стали на один из ключевых рынков, являющий собой примерно пятую часть общей выручки, будет существенно сложнее. Усложняется доступ не только для российских металлургических компаний, но и для китайских (Angang Group, Shougang Group). Примечательно, что хотя демпинговая маржа (разница между внутренними и экспортными ценами) китайских компаний колеблется в интервале 52,7-59,2%, антидемпинговые пошлины в отношении китайских компаний (19,7-22%) почти в два раза меньше тех, которые были установлены в отношении «НЛМК» и «Северстали». Российские компании на протяжении последнего года указывали на изъяны результатов расследования, однако фактически все претензии экспортирующей стороны были отвергнуты Еврокомиссией.

Некоторые случаи заслуживают детального рассмотрения: например, в период падения рубля, согласно заявлению «Северстали», аналитики ЕК продолжали применять курс в ₽40 за евро, хотя сырье закупалось при фактическом курсе в ₽70-80 за евро.

Также высказывались претензии в отношении занижения цен российскими металлургическими компаниями, так как данные, предоставленные европейскими концернами для проведения сравнительного анализа, кажутся неправомерно завышенными. К тому же при ознакомлении с материалами расследования Европейской комиссии не покидает ощущение, что введение антидемпинговых санкций отражает стремление панъевропейских властей бороться с зарубежной конкуренцией по мере ее масштаба. Судя по масштабу санкций, может сложиться впечатление, что укрепление России может представлять угрозу для ЕС, однако Москва далека от позиции монополиста на европейском рынке стали – несмотря на демонстрируемый в течение последних лет рост, ее рыночная доля к 2015 г. (последний год, за который опубликованы официальные данные) все еще составляла лишь 9,8% .

Расследование Еврокомиссии содержит и ряд других странных моментов. Например, в качестве примера для сравнения представлена Канада. На претензию, что уровень цен в Канаде несопоставим с европейским, Брюссель заявляет, что важен не уровень цен, а условия производства товара. Еще более странная аргументация приводится в отношении стали из Украины, Индии и Ирана, цены на которую были еще ниже российской.Пункт 141 Постановления 2016/1328 гласит, что хотя «рыночная доля Украины, Индии и Ирана и незначительно выросла с 4% до 5,4% … рыночная доля третьих стран, за исключением России и КНР, в общем снизилась с 10,9% до 9,1%, поэтому рыночная доля вышеуказанных государств несравнима с Россией и Китаем и не нарушает причинно-следственную связь». Таким образом, в поставках дешевой стали Европейский союз будет препятствовать только крупным производителям.

Что делать?

Применение антидемпинговых пошлин – довольно частое явление в мировой экономике, встречающееся даже среди более дружественно настроенных наций. Например, Соединенные Штаты в 2014 г., несмотря на соглашение о зоне свободной торговли и договор о взаимной обороне, ввели антидемпинговые пошлины в отношении южнокорейских производителей стали.Сеул также обратился в Суд ВТО для пересмотра данной меры, однако из-за вялотекущего характера рассмотрения дел до сих пор не добился какого-либо результата. Примечательны также антидемпинговые пошлины США в отношении китайской сталелитейной продукции – например, на коррозионностойкую сталь действует антидемпинговая пошлина в размере 210%.

Практически в каждом случае расследование национальных или наднациональных органов сопряжено с жалобами отечественных производителей, недовольных ростом импортной сталелитейной продукции. Не случайно, что на фоне введения Министерством торговли США пошлин в отношении Южной Кореи и Китая значительно выросли акции американских концернов US Steel и AK Steel.

Также не случайно, что базирующиеся в Европе концерны ThyssenKrupp и ArcelorMittal были ориентиром для определения рентабельности российских сталелитейных компаний, ведь именно на их позициях в первую очередь сказался рост российского импорта.

Связка политических сил и промышленных концернов – явление повсеместное и имеющее многовековую традицию. Что же остается делать? Исходя из русской пословицы «В лесу – сучки, а в судах – крючки», главное – не бояться этих крючков и использовать имеющиеся возможности для судебных исков. Да, судебные разбирательства ВТО имеют затяжной характер, и до тех пор, пока Суд ВТО не примет итоговое решение, российским металлургам придется нести потери, однако это на данный момент лучший инструмент по защите своих интересов на зарубежных рынках.

wto.ru